Проект 'ПОтребитель'
Главная | Новости | Информация | Статьи | Программы
Законы | Ссылки | О проекте | Off topic | Форум



Авторское право и право на информацию: подходы к разделению объектов


Сергей Середа, к.э.н.
(Москва, serge_sereda@hotmail.com)



Статья опубликована в журнале "Патенты и лицензии", №2 за 2010 год

 

Сегодня сложно получить однозначный и обоснованный ответ на вопрос: «Чем отличается авторское произведение от информации?». В теории и на практике случаи смешения информации и объектов авторского права, их перепутывания или подмены одних другими – не редкость. В частности, многие считают текст авторских произведений (и даже программы для ЭВМ) информацией и не видят в этом ничего странного. Ситуация усугубляется в киберпространстве, где в электронном виде хранятся, обрабатываются и передаются как объекты авторского права, так и информация. В результате указанные объекты могут рассматриваться в одном контексте как компьютерная информация, а в другом – как объекты интеллектуальной собственности. По нашему мнению, такое смешение нельзя признать корректным.

Сложившаяся ситуация (по крайней мере в Российской Федерации) является причиной ряда проблем, возникающих на практике. Среди них можно выделить две глобальные проблемы и отдельные локальные. Глобальной, по нашему мнению, является проблема постепенного распространения авторско-правовой охраны на область информации как таковой, то есть сведений (сообщений, данных) независимо от формы их представления. Проблема является важной, поскольку на общем уровне ее наличие означает неизбежное сокращение практической возможности свободно искать информацию, обмениваться ею, а, следовательно, и создавать новую. Таким образом, доступ к накапливаемым человечеством знаниям, техническим решениям и культурному наследию все больше ограничивается, что постепенно, но последовательно превращает антиутопический рассказ Р.Столлмена «Право читать» [1] из фантастического произведения в довольно точный прогноз ближайшего будущего.

Другой проблемой, которую также можно отнести к глобальным, является фактическая отмена условия о творческом характере создания и уникальности произведений, подпадающих под авторско-правовую охрану. Например, чертеж произвольно взятой детали или механизма считается авторским произведением, несмотря на то, что у любых специалистов, которые будут чертить схему указанной детали или механизма, получатся идентичные чертежи, а также на то, что сегодня чертеж по готовой детали может начертить и автомат, подозревать который в наличии творческих способностей не приходится. В то же время чертеж является визуальной информацией о параметрах детали или механизма, распространение которой в условиях авторско-правовой охраны может быть существенно ограничено или даже запрещено.

Аналогично сегодня авторским произведением считается и любая фотография. Если же попробовать разобраться, в чем заключается творческий характер фотографии, то можно прийти к выводу (его, конечно, можно обсуждать), что он зависит от трех параметров: ракурса, выбранного момента съемки и композиции объектов фотографирования. При этом, по нашему мнению, творческий характер фотографии, заключающийся только в удачно выбранном ракурсе и моменте съемки, является спорным. Известно, что профессиональные фотографы всегда делают очень много кадров с разных ракурсов, а потом просто отбирают удачные. Не вызывает сомнений, что того же результата можно достичь и при автоматической съемке, о чем, кстати, свидетельствуют фотографии, сделанные роботами, космическими зондами и орбитальными спутниками. Что касается композиции, то результатом творчества, скорее всего, является именно она, а фотография лишь фиксирует информацию об этом произведении. Здесь, возможно, была бы более уместна аналогия с изображением музейных экспонатов и законодательными ограничениями на использование таких изображений.

Показательным (кроме уже упоминавшихся автоматических снимков) является пример рентгенограммы. Сама идея, что рентгеновский снимок может быть авторским произведением, в силу своей абсурдности уже вызывает улыбку. Однако технически такой снимок, несомненно, является фотографией, а, следовательно, охраняется авторским правом. Правда, не вполне ясно, можно ли в данном случае говорить о праве гражданина на собственное изображение (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

При этом, как и в случае с чертежами, свободный обмен и распространение информации в виде фотографий серьезно ограничены авторско-правовой охраной любых фотографий как объектов авторского права.

Одним из локальных практических проявлений описываемой в настоящей статье проблемы является введенное четвертой частью ГК РФ особое право на содержимое баз данных [2, 3]. В результате этого возникло противоречие между зафиксированным федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее –закон «Об информации…») правом на информацию, принадлежащим обладателю информации, и новым, по сути авторским, правом на эту же информацию, которое принадлежит составителю базы данных. Механизма урегулирования конфликта интересов обладателя права на информацию в базе данных и правообладателя содержания этой базы данных (то есть этой же информации), насколько нам известно, на сегодня нет.

Есть еще одна локальная проблема, связанная с отсутствием четкого разделения между информацией и объектами авторского права. Она заключается в ошибочном (а иногда и намеренном) смешении объектов авторского права с информацией при рассмотрении уголовных дел о нарушении авторских прав и (или) преодолении технических средств защиты авторских прав. При этом модификация программ для ЭВМ объявляется «модификацией информации», в результате чего нарушение авторского права сразу же «превращается» в «неправомерный доступ к компьютерной информации». Несмотря на локальность этой проблемы, её проявления Российской Федерации широко распространены, что сегодня на практике оказывает на граждан большее влияние, чем наличие глобальных проблем, описанных выше. Более подробно упомянутая проблема описана в работах [4, 5, 6].

При анализе перечисленных проблем и возможных путей их решения нами сформулированы три коротких положения, которые мы попытаемся обосновать ниже.

  1. Информация как таковая, то есть «сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления», ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться как объект авторско-правовой охраны.
  2. Авторское произведение, являющееся результатом творчества, не может, как таковое, трактоваться как информация.
  3. Сложный объект, содержащий как результаты творчества, так и информацию, должен подвергаться декомпозиции, а его составляющие –охраняться отдельно, разными правовыми механизмами.

Первое и второе положения полностью основаны на законодательстве Российской Федерации. В частности, согласно п. 1 ст. 1 закона «Об информации…», именно этот нормативный акт «регулирует отношения, возникающие при… осуществлении права на поиск, получение, передачу, производство и распространение информации»; он же определяет само понятие «информация». В то же время, здесь же, в п. 2 ст. 1 указано, что положения этого закона «не распространяются на отношения, возникающие при правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации». Это означает, что общественные отношения с информацией явно отделяются от общественных отношений с объектами исключительных прав.

Одновременно, в п. 6 ст. 1259 ГК РФ говорится: «…не являются объектами авторских прав… сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное)». Это положение соответствует положениям закона «Об информации…», и подчеркивает отделение общественных отношений с информацией от общественных отношений с объектами авторского права, фиксируя его с другой стороны.

Таким образом, полагаем, что первое и второе положения доказаны.

Следует отметить, что, несмотря на очевидность и объективность подобного разделения общественных отношений с информацией и с объектами авторского права, его осознают и принимают далеко не все, в том числе и юристы.

Третье положение, по сути, является выводом из первых двух. Однако в его поддержку можно также привести положения п. 3 ст. 1270 ГК РФ, в котором, в частности, говорится: «…практическое применение положений, составляющих содержание произведения, в том числе положений, представляющих собой техническое, экономическое, организационное или иное решение, не является использованием произведения…», за исключением архитектурных проектов. Это означает, что общественные отношения с информацией, содержащейся в авторском произведении авторско-правовым законодательством не регулируются.

Вышеуказанный вывод подтверждается и положениями п. 7 ст. 1259 ГК РФ, согласно которым: «…авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 настоящей статьи». Соответственно, на те части произведения, которые по своему характеру не могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда, авторские права не распространяются. При этом, поскольку содержание произведения (по крайней мере, какие-то его части), пригодное для практического применения, можно правомерно рассматривать как «сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления», то его в ряде случаев следует считать информацией, общественные отношения с которой, как известно, подпадают под действие закона «Об информации…».

Таким образом, действительно необходимо рассматривать комплексные объекты, содержащие как авторский вымысел, так и информацию, по частям, поскольку они подпадают под действие разных федеральных законов.

Из перечисленных положений можно сделать ряд выводов, в частности:

* * *

По нашему мнению, поднятая тема не только может послужить хорошей почвой для дискуссий и дальнейших исследований, но и нуждается в детальной проработке, так как из-за кажущейся ясности значений понятий «информация» и «произведение» и «теоретического» характера рассматриваемого вопроса возникают и усиливаются проблемы, которые непосредственно проявляются на практике.

От редакции. Всецело поддерживаем предложение автора обсудить поднятую в статье проблему и приглашаем всех заинтересованных читателей к дискуссии.


Список литературы

  1. Столлмен Р. Право читать / Перевод Сергея Коропа // Сетевой узел FSF.org. – г. – Режим доступа к электронным данн.: http://www.gnu.org/philosophy/right-to-read.ru.html.
  2. Середа, С.А. Инвестиции и творчество. Что защищают исключительные права? / Тез. кругл. стола «Знание, собственность и право», «Свободная мысль-XXI», Москва, 23.09.2005. – Режим доступа к электронным данн.: http://consumer.stormway.ru/cprt_rev.htm.
  3. Середа, С.А. Новации IV Части Гражданского Кодекса как средство ограничения свободы обмена информацией / Тез. конф. "Коллегиальные Чтения – 2007" «Четвертая часть Гражданского Кодекса РФ – эволюция или революция в законодательстве об интеллектуальной собственности?», Санкт-Петербург, июнь 2007 г. – Режим доступа к электронным данн.: http://consumer.stormway.ru/gk4_cmnt.htm.
  4. Середа, С.А. Новые виды компьютерных злоупотреблений и 28 глава Уголовного кодекса Российской Федерации. / Тез. конф. «Право и Интернет», Москва, 2005. – Режим доступа к электронным данн.: http://consumer.stormway.ru/ch28ofcc.htm.
  5. Середа, С.А., Федотов, Н.Н. Расширительное толкование терминов "вредоносная программа" и "неправомерный доступ". // Закон. – июль, 2007. – Режим доступа к электронным данн.: http://consumer.stormway.ru/malware.htm.
  6. Середа, С.А. «Вредоносные» уголовные дела: сбой «конвейера» // Балтийский юридический журнал, №3, 2008, с.8-12. – Режим доступа к электронным данн.: http://consumer.stormway.ru/crx273cc.htm.




Наверх На главную Письмо Web-мастеру Обсудить на форуме